Охримовские заметки закарпатского журналиста. Часть 2: О капризной технике и лёгкой...

Охримовские заметки закарпатского журналиста. Часть 2: О капризной технике и лёгкой эротике

ПОДЕЛИТЬСЯ

Летний отдых уже давно позади, однако положительных впечатлений, полученных за почти месяц, проведенный в деревне неподалеку от Азовского моря, хватит, несомненно, до следующего сезона.

Первую часть я публиковал уже давно, и с тех пор продолжить рассказ как-то не хватало и времени, и вдохновения.

И вот на днях в СМИ распространили информацию о том, что «Укрзалізниця» запустила несколько новых вагонов повышенной комфортности – даже с эспрессо-кофеварками. Кофеварки – это, конечно же, хорошо, особенно для закарпатца. Но главная проблема летних поездов – жара. И в связи с этим вспомнилась интересная сцена, которую наблюдал на железнодорожном вокзале в Запорожье. Итак…

Эпизод 1. Прохудившееся ведро и прохлада

Поезд Новоазовск-Львов, которым мы возвращались с отдыха, прибывает сюда в разгар дня, когда летнее солнце накаляет поверхность вагона до состояния неплохой сковороды. Нам посчастливилось попасть в вагон, оснащенный кондиционером, однако работал он, скажем так, нестабильно. Либо гнал холоднющий воздух, заставляя пассажиров вспоминать названия лекарств, которыми лечат пневмонию. Либо надолго затихал, и тогда через некоторое время очумелые от удушья туристы начинали обмахиваться, как веерами, всем – от журналов с наполовину разгаданными сканвордами до пакетиков, из которых пришлось извлечь вареные яйца и жареные цомбы.

В Запорожье поезд стоит больше десяти минут, к тому же навес, спасибо архитекторам, прячет этого металлического пассажирского червяка от солнца. Поэтому на перрон выходят не только курильщики, но и большинство пассажиров. Ветерок бодрит… И вот именно здесь мы узнали о причине кондиционной нестабильности и главное – о надежном способе реанимации холодильного агрегата.

Молодой человек, проводник соседнего вагона, вынес из тамбура ведро воды и с размаху выплеснул его куда-то на железки под брюхом своего вагона. Затем наклонился, оценил результат и повеселел.

– Ой, господи, как же я забыла! – воскликнула наша проводница и по ажурным ступенькам живо нырнула в раскаленные недра вагона.

Пассажиры заинтересовались. На тот момент сигареты были почти выкурены, пиво у перронных коммивояжеров приобретено, толпа попрошаек с детьми убедилась, что больше ничего не перепадет, и направилась к другим поездам, а яркий «Интерсити» с первого пути под бодрую музыку тронулся в сторону Киева. Интересного вокруг осталось мало, но и занимать свои места еще не тянуло. Поэтому торжественного выхода проводницы с ведром ожидали все.

Конечно же, вскоре она появилась. Спустилась из тамбура, подбежала к середине вагона. А там (это мы уже увидели) возле немаленького радиатора замер здоровенный металлический, немного ржавый вентилятор. Вот как раз на него и мотор проводница и вылила содержимое ведра. А потом и второго, которое поднесла напарница.

И – о чудо! – металлический пропеллер вдруг закрутился, еще и быстро!

вагон

– С этим компрессором всегда так, если выше тридцати пяти по Цельсию. Перегревается, собачина… – пояснила она зрителям. Затем глянула на свои ноги и снова тихонько выругалась – ведро было немного дырявое, и поэтому ее платье и туфли совершенно намокли.

– Да ладно. Высохнет за минуту… Ну все, давайте уже садитесь, теперь будет работать этот кондюк, – ворчливо добавила она, стряхивая последние капли с платья…

А мне любопытно – в новых разрекламированных вагонах «Укрзалізниці» предусмотрена комплектация новыми, целыми ведрами для реанимации компрессоров? Ведь зачем лишний раз раздражать проводниц?

Эпизод 2. Как заработать на нудистах?

Хотя первая часть этих заметок и названа «Я не на море», но ведь понятно, что находясь в 15 километрах от курорта, который многие считают лучшим на Азовском море, упускать возможность покачаться на волнах было бы просто недопустимо. Тем более, если отдыхаешь с детьми. А поскольку в нашем распоряжении была… гм… скажем так – машина, то с посещением моря проблем возникать, по идее, не должно.

Почему «скажем так»? Потому что это была «Таврия». В состоянии «да ездите, какая уже есть». Еще тех лет выпуска, когда на нее оглядывались пешеходы как на новинку украинского автопрома. Голубая, как мечты главного радикала. С такой раздолбанной коробкой, что каждое переключение передач превращалось в увлекательный квест с непредсказуемым результатом. Со стартером, который не любил выключаться, когда мотор уже завелся. С эксклюзивными самодельными «сидушками». Без ремней безопасности. С фарами, которые включались каждый пятый раз, из-за чего мы избегали езды в темноте – не очень комфортно подсвечивать поворот дальним светом в режиме «подмигивания». Со злокозненным характером движка, который холостые обороты держал только на бензине, а вот ехать более или менее быстро желал исключительно на газу, иначе – перегрев.

Кстати, позже местные водители сообщили мне страшную тайну. Карбюраторная «Таврия» пенсионного возраста похожа на подвагонный кондиционер поезда – она ​​также крайне неохотно ездит при температуре выше 35° С. А мы были в Приазовье именно в таких условиях. Кондиционер лечился ведром-двумя воды. Машина – мокрой тряпкой на бензонасосе. Обливать которую из бутылки желательно каждые 5-8 километров.

o-01

Однако даже со всеми этими особенностями эта машина ездила, да и не было под рукой другой. Поэтому почти каждый день мы направлялись в Кирилловку. На море.

Небольшой поселок Кирилловка в последнее время стал очень популярным.

Во-первых, из-за удобного расположения. Даже просто на уикенд к морю сюда направляются жители многих крупных городов Центральной и Восточной Украины. Днепр, Харьков, Запорожье, Херсон – разнообразие номерных знаков.

o-16

Во-вторых, после аннексии Крыма мест для отдыха для граждан без загранпаспорта значительно меньше. К тому же мы встретили немало гостей из Беларуси и Литвы (не только по номерным знакам). Вацлав из белорусского города Бяроза, с которым мы ждали детей с аттракционов, рассказал, что в 2015 году съездил по старой привычке в Крым через переход Чонгар и желания еще раз так поэкстремалить больше не испытывает.

o-11

Третья причина – само море. Оно теплое, спокойное, достаточно чистое. С замечательным рельефом – сначала довольно мелкое, поэтому отдых с маленькими детьми безопасен, но и до глубины идти далеко не надо. Для подавляющего большинства отдыхающих 2,5-3 метра до дна – вполне достаточно. И главное – НИ ОДНОЙ МЕДУЗЫ! Кто отдыхал на Черном море – поймет.

o-06

И в-четвертых – инфраструктура Кирилловки развивается стремительно. Найти жилье можно на любой вкус – от спартанских условий с бударем на дворе до фешенебельных номеров экстра-класса. Здесь же находится один из крупнейших аквапарков Украины «Остров сокровищ», дельфинарий и т. п.

o-16

Поэтому в разгар сезона найти свободные места можно, но все же трудно. И пляжи просто переполнены.

o-07

Но мы знаем секрет. Стоит проехать дальше, за село Степок и далее – по Федотовой косе километров пять, и попадаем на довольно пустые места с вполне хорошими пляжами. Без «креветок свежих, пахлавы медовой, пива холодного полтавского, бычков и мороженого «Стоп наркотик». Без забегаловок и АВСшек. o-03

Коса простирается дальше, еще на добрых 8-10 км, до Бирючего острова, но так далеко нам и не нужно.

o-04

Купаемся, радуемся волнам, чайкам, проектируем города и замки (песок и ракушки – замечательный стройматериал). o-05

И вот в один из таких дней я познакомился с местными малолетними фотобизнесменами.

Началось с того, что рядом с нами на берегу остановились трое подростков. Явно местных. Один из них побежал дальше по косе, двое – посидели, посмотрели, как я фотографирую своих детей, быстро искупались.

Тем временем я обнаружил, что просчитался с запасами питьевой воды – осталось едва-едва четверть бутылки минералки. Мало для нас троих…

– Ребята, вы из Кирилловки? – спрашиваю юных соседей.

– И с Атманая… – без лишнего энтузиазма отвечают они…

– А! – я киваю головой, будто понял, о чем речь. Это уже позже узнал, что Атманай – соседнее с Кирилловкой село. – А где поближе можно воды купить?

– В-о-о-он там, там еще флажок висит, – отвечает один, указывая пальцем в сторону Степка. Хм, таки километра четыре. Далеко. Лень… Придется экономить воду до последнего…

Минут через двадцать первый вернулся, и компания оживилась, засуетилась. Ребята все вместе побежали дальше по косе. Ну и хорошо, продолжаем отдыхать…

o-12

Но вскоре дружная стайка вернулась. И сразу бросилось в глаза, что все они весьма расстроены. Сели на старое место, и я обратил внимание, что все трое смотрят на меня, как будто хотят что-то спросить, но не решаются… Наконец один собрался с силами:

– Дядя, у вас хороший фотоаппарат?

– Не жалуюсь… Зеркалка…

– А вы… Вы бы не могли одолжить нам его на полчасика?

Тут я очень удивился… Техника недешевая, и отдавать в руки первым встречным незнакомым – как-то очень нелогично, не правда ли?

– Мы вам в залог мобилки оставим… Или же Максим останется. Ну типа заложника…

Вот как не заинтересоваться?

– А зачем?

– Да в нашем батарейки сели, – показывают старенький «Олимпус» с неплохим ультразумом, – а телефон плохо снимает, в нем мало мегапикселей… А в магазин бежать далеко…

– Что же вы там такого увидели на той косе? – спрашиваю.

Ребята очень смутились. Мялись с минутку и выдали хоть какую-то версию:

– Ну, море там, чайки…

– Да этого и здесь достаточно. Я уже снимал. Прислать вам фото? – предлагаю, хотя, конечно же, понимаю, что нужно им что-то другое. Но что именно?

o-02

Пауза. Что-то там шепчутся. Колеблются. Ну хорошо, время у меня есть, и хотя не имел ни малейшего намерения отдавать им камеру, но интересно… Наконец они решили сказать правду:

– Ну, понимаете… Там нудисты с трейлерами остановились… Купаются…

Я хохочу. Все встало на свои места. Подростки, пубертат, гиперсексуальность и все такое. Понять можно, поощрять – отнюдь. Однако все оказалось не столь просто.

– Вы что, впервые голых видите? – спрашиваю с иронией.

– Да часто! Здесь людей немного, поэтому нудисты постоянно приезжают.

– Так отчего же вы вцепились так в эти фото. Оно и некрасиво как-то, неэтично. Понимаете?

– Да понимаем… – пряча глаза в песок соглашаются юные эротоманы. – Но нам очень нужны фото…

– В интернете мало вам?

– Ну так нам для интернета ж…

И вот они решили, что раз уж сказали часть тайны, то стоит поведать всю правду, вдруг этот бородатый дядя согласится:

– Серый нашел, где такие фотки можно продавать в Интернете. Мы уже второе лето так подрабатываем… Если настоящие и более-менее качественные. А у нас батарейки сели. Да и бежать за ними далеко. И близко подойти не можем…

Я понимаю, что дело отнюдь не этичное и не корректное, даже с преступлением граничит, но хохочу громко и остановиться не могу. Мои дети, плавающие неподалеку, остановились и несколько удивленно наблюдают за моим весельем.

– И что, – интересуюсь, – много платят? Крутой бизнес?

Подростки, похоже, решили, что мой смех – признак поддержки и почти сочувствия, поэтому отвечают уже смелее:

– Хорошо платят, когда нудистки молодые и красивые. А сюда почему-то обычно какие-то старые и толстые приезжают. За них платят слабо. А сейчас как раз две такие классные! Одна с во-о-от такими…

– На себе не показывай, – смеюсь еще сильнее, – плохая, говорят, примета…

Паренёк испуганно спрятал руки за спину.

– Ну, дадите фотик? – с угасающей надеждой переспрашивает Серый, – а Макс может пока сбегать вам воды принести… А мы потом скачаем фотки, и вам можем оставить, только не продавайте.

Не согласился я на это заманчивое предложение. И будущих хью хефнеров из Атманая разочаровал, и вас, читатели, без эксклюзивных фото «с во-о-от такими» оставил.

Не обижайтесь, пожалуйста…

Искренне ваш,

Константин Черкай, korzonews.info

Предыдущая часть по линку: Охримовские заметки закарпатского журналиста. Часть 1: Я НЕ НА МОРЕ!