Венгерская интрига Закарпатья

Венгерская интрига Закарпатья

ПОДЕЛИТЬСЯ
Предлагаем вашему вниманию материал, размещенный в свежем номере всеукраинской газеты «МЕДИА КУРЬЕР В УКРАИНЕ» (от 24 мая 2017 года) – взгляд киевского журналиста на недавние резонансные события в Закарпатье, связанные с тайной установкой, а затем почти молниеносным демонтажем у дорог стел с надписями на венгерском языке.

— — —

ВЕНГЕРСКАЯ ИНТРИГА ЗАКАРПАТЬЯ

События последних дней в этой приграничной области вызывают недоумение,
но только на первый взгляд…

Закарпатье можно без преувеличения назвать «эталоном политической нации». Здесь в бесконфликтном формате сосуществуют не менее десятка крупных национальных общин. Русины, украинцы, словаки, венгры, поляки, румыны, немцы, евреи, цыгане… И эпизодическая стрельба в регионе связана отнюдь не с разборками на национальной почве, а со сферой бизнеса: услуг (инцидент в Мукачево), контрабанды (в Нижней Апше) и релакса (в Драгобрате).

И подавляющее большинство населения хотело бы в таком формате и остаться. Что же касается численного соотношения этнических групп — последняя перепись проводилась в 2001 году, и, к примеру, если власть оперирует цифрой «12 тысяч цыган в области», то сами они уверены, что «их уже не меньше 60 тысяч» (Борис Бучко, председатель Ромского общественного cовета, советник губернатора по ромским вопросам).

Стабильность межэтнических отношений и относительное социальное спокойствие региона опираются на три основных фактора:

История. Жители Закарпатья, сотни лет находившегося в составе Венгерского королевства и Трансильванского княжества, а с конца XVII века — под верховной властью австрийских Габсбургов, потом под управлением чехов, опять венгров, Советского Союза и, наконец, сейчас — суверенная Украина, в восторге от своей истории. И фразу «Венгры принесли нам города, чехи — городскую инфраструктуру, а СССР — промышленность», я слышал в каждой этнической группе.

Ирреденты. Закарпатье — уникальный регион, где этнические группы компактно проживают в непосредственной близости к государствам, в которых близкий или идентичный им народ составляет большинство. Это венгры (Береговский, а также части Виноградовского, Мукачевского и Ужгородского районов — около 150 000 человек) и румыны (часть Тячевского и Раховского районов — не менее 30 тысяч). Они трепетно относятся к своему праву находиться на «земле предков», хотя и не стремятся войти в состав «материнских» государств. Почему? Исчерпывающий ответ от венгра: «Для граждан Евросоюза мы — иностранцы (хотя у подавляющего большинства есть венгерские паспорта. — А.Г.), и в Венгрии нас называют «оросами», «русскими»…»

«Вишеградская четвёрка». Три страны — Венгрия, Польша и Словакия — из четырех государств внутриевропейского официального альянса, в который входит еще и Чехия, граничат с Закарпатьем. Все — члены НАТО. Совокупный ВВП почти в 7 раз больше украинского ($684,98 млрд. против $90,62 млрд., по данным 2015 года). ВВП Румынии, наиболее быстро развивающейся страны Центральной Европы, — $178,2 млрд. Столь мощная подпорка «материнских плат» позволяла членам ирредент считать себя в относительной безопасности даже в нынешней кризисной ситуации. До недавнего времени…

Стелы раздора

18 мая как минимум в трех местах венгерской ирреденты: между селами Гать и Дерцен, у сел Велика Копаня и Батьово были установлены придорожные стелы с надписями на венгерском языке: «Виногра-довский район. Венгры приветствуют вас» и «Береговский район. Край венгерского языка». Менее чем через сутки они исчезли — и не просто были грубо повалены ночью, а профессионально демонтированы.

В СМИ тут же были «вброшены» фотографии и видеосъемка с дрона. Первыми информацию выдали местные сайты «Закарпатье» и «Волощина», очень быстро к ним присоединился ряд раскрученных украинских сайтов — Golos UA, UA-reporter, Forum, From-UA, Багнет и другие. Центральные сайты расценили инцидент как «антиукраинский» и «сепаратистский», а известный «ястреб» украинской политики и прессы Илья Кива пригрозил: «Если подобные заявления будут продолжаться, они должны расцениваться как прямая агрессия, прямая угроза суверенитету нашей страны».

Российская пресса тут же радостно сообщила, что «венгерские районы Украины потребовали автономии от Киева» («Российская газета»).

А с 20 мая стали поступать сообщения о задержании лидеров венгерской ирреденты (оказавшиеся, похоже, фейком) и обысках, проводимых СБУ в некоторых офисах общины. СБУ, конечно, виднее, но вот мне все это напомнило «блокирование» словацкой границы, которое происходило под Ужгородом в конце апреля: приехало машин пятнадцать, перекрыли движение, выставили лозунги, подъехали телевизионщики, сняли картинку. Через 10 минут проезд был свободен. В «венгерском случае» — тот же метод: акция, пресс-подход, организованный отход и информация в СМИ.

Так что же это было?

Вариантов четыре. Первый — венгерская националистическая декларация. Второй — создание информационного повода украинскими националистами соседней Галичины. Третий — политико-экономическая акция центральной власти. И наконец, четвёртый — «русский след».

Первый вариант выглядит глупостью. Во-первых, он фальсифицирован. Об инциденте в подтверждение венгро-сепаратистского характера акции сообщается, что депутаты Береговского районного совета потребовали от Киева автономии. На самом деле упомянутое обращение совета по поводу сохранения за венгерским языком статуса регионального было принято еще в конце февраля, а нынче уже май на исходе.

Во-вторых, безграмотный. Названый украинскими сайтами в качестве инициатора установки стел Михаил Товт (один из лидеров венгерской партии УМДС) заметил: «Мы по крайней мере по-венгерски без ошибок писать умеем, а все надписи — с грубейшими грамматическими ошибками». Я не имею оснований не доверять Элемиру Кевсеги, главному редактору закарпатской областной газеты Kаrpаti Igaz Szо («Карпатское слово правды»): «Эти тексты писал не венгр. В лучшем случае — Гугл-переводчик».

В-третьих, он нелогичен. По информации СБУ, полиграфические материалы для стел были изготовлены в Киеве. Если бы это делали венгры, логичнее и, главное, безопаснее было бы заказать их в Венгрии.

«Русский след», который раскручивает областная власть, тоже не вызывает доверия. В немногочисленных российских сообщениях используются тексты исключительно с украинских новостных ресурсов, слегка приправленные «пропагандистским задором». Если бы это была операция спецслужб, медиа-освещение акции, я уверен, было бы разработано задолго до самой операции.

Националистические команды Западной Украины давно косят взглядом в сторону Закарпатья, рассматривая ирреденты как оскорбление этнической сути страны, попутно отмечая, что никакая венгерская армия их не защитит, так как украинская «в 10 раз больше: 250 тысяч на 29 тысяч». Даже не дернется на украинскую границу.

Но руководители националистического движения неглупые люди (раз такую страну под себя подмяли) с развитым инстинктом самосохранения, и понимают, что Венгрия — это Вишеградская четверка, девиз которой: «The European Quartet — One Melody» (Четыре страны — Одна мелодия). И с относительно единым подходом (с 2011 года) в части общей внешней политики и политики безопасности. Совокупная численность вооруженных сил этих стран (если уж сравнивать, хоть это и бесконечно глупо) — 176 тысяч, за которыми маячит НАТО.

Напомню, большинство членов венгерской ирреденты имеют венгерское гражданство, а значит подлежат защите страной, гражданами которой являются. И Венгрия, семь лет назад в Национальном Собрании (334 голоса — за, 3 — против и 5 воздержались) практически единодушно узаконившая двойное гражданство этнических венгров, живущих за рубежом, вряд ли останется в стороне.

Вспоминая Хемингуэя…

Так что остается только одно, и это — деньги. Закарпатье после развала СССР лишилось своей тяжелой промышленности, но не бизнес-привлекательности. Потому что «граница» (экспорт и контрабанда) не может ее потерять никогда.

Интересное наблюдение. В Испании основная продажа мелкооптовой контрабанды сосредоточена в Мурсии и Мадриде. Так вот, за последние два года на стихийном рынке украинских товаров «из автобусов» появились новые перевозчики, работающие по старым (отработанным) схемам. Основные пути «колесной контрабанды» — Западная Украина (Львовская и Волынская области) и Закарпатье. В этом бизнесе перевозчиков меняют только в одном случае — если меняются хозяева рынка. В Закарпатье они прежние, а в Западной Украине, судя по перевозчикам в Мурсии, поменялись. Это может означать лишь одно: передел рынка уже произошел, и новым боссам становится тесно.

Граница Закарпатья предлагает много аппетитных бизнесов — трафик наркотиков и нелегалов, вывоз дерева ценных пород, алкоголя, сигарет. Доход с одной отправленной в Европу фуры — до полумиллиона евро. Фуры, как мне рассказывали, гонят «сквозняком»: так называют ситуацию, когда пограничники с обеих сторон с интересом рассматривают горы, а в это время границу свободно пересекает колонна грузовых монстров.

Не секрет, что угроза применения силы чаще намного эффективнее, чем ее применение. И угроза применения какой-нибудь «контртеррористической операции» в Закарпатье — вполне рациональный метод заставить прислушаться к пожеланиям новых претендентов на преференции местного «рынка трансграничных услуг».

Венгерская ирредента расположена вдоль границы и имеет четыре только легальных перехода. Поэтому она неизбежно должна оказаться в центре внимания «новой стаи», желающей гонять контрабанду.

Когда-то Хемингуэй заметил, что самый важный дар для пишущего человека — это встроенный противоударный детектор дерьма. Казалось бы, ничего особенного: поставили три щита и быстренько их сняли. Но «инцидент венгерской ирреденты», как показывает практика последних лет, способен на разрушения, в том числе и «эталона политической нации Украины». Может быть поэтому стрелка манометра моего персонального детектора начинает метаться.

Андрей ГАНЖА, Киев-Ужгород-Киев.